Category: дети

Антон

Антон

Гуд-бай, тыква, о-о-о.
Очередной член, на этот раз общественной палаты, некто Георгий Федоров, написал министру Мединскому письмо, где объявил Хэллоуин идеологически не верным мероприятием, чуждым нашей культуре и духовному состоянию. Дети боятся людей в костюмах мертвецов, да и с США (читать звуками и быстро) у нас контры.
Никогда не обращал внимания на сей праздник, кроме как несколько непривычно его название. Сшком иностранно звучит буква "Э" в сочетании с "Х". Но, позвольте, а не пугают ли детишек толпы бухих в слюни болельщиков, блюющих в песочницах по поводу победы или поражения своего возлюбленного футбольного клуба? Или, например, День ВДВ. Ничего, можно денек и дома пересидеть всей семьей, особенно если выглядишь не по стандартам славных защитников Отечества. Примеров масса. Да иная свадьба является для детской психики моральной травмой, когда мама и папа вдруг превращаются в ненормальных пьяных существ, которые перекатывают друг другу апельсины из штанины в штанину, а все знакомые и родные со смаком рассказывают о процессе зачатия, размерах и функциональности половых органов новобрачных.
Но члену палаты Георгию Федорову мешает именно Хэллоуин. Может, он так тыкву не любит?

Posted by Антон Черепок on 22 окт 2017, 08:31

from Facebook

Кармен Галин

Все мое сознательное детство образ, созданный этой женщиной был олицетворением моих страхов.
carmen galin (pica)
Если кто боялся, что его сожрет ожившая пыль под кроватью (я ей пугал других ребят, придумав действительно жуткую историю), унесет бабай или вспорет Фредди Крюгер, быстро ставший популярным среди детей и подростков позднего СССР, то эти существа вызывали у меня лишь зевоту. Вий, привидения, "Всадник без головы", черный пионер - это все дешевые страшилки для мальчика, в 7 лет читающего с фонариком под одеялом сказки Гауфа.
Collapse )

Сказка про хамелеона или почему у них глаза в разные стороны

Этим подрастающим и симулирующим температуру детям не угодишь! Сказку! Про животное! Не грустную!
У меня было 4 минуты и 22 секунды, пока из под подмышки ребенка торчал градусник.

Один хамелеон сидел на темно лиловом в оранжевую крапинку диване и грустил. И чем больше он грустил, тем больше сливался он по цвету с обивкой дивана.
-Как грустно быть хамелеоном - думал хамелеон - всем сразу видно твое настроение. Сразу начинают приставать с дурацкими вопросами "Что случилось?" и "Тебе чем-нибудь помочь?". А мне просто хочется тоски и одиночества.
Внезапно кто-то вошел в комнату. "Ну вот, сейчас начнется" вздохнул хамелеон и по телу его пошли оранжевые крапинки. Но незнакомое большое существо прошло мимо, даже не обратив внимания на хамелеона.
Какая невоспитанность! - подумал хамелеон - Какая бестактность! Видеть хамелеона в таком состоянии и ничего не сказать!
А вот проведу-ка я день дома, один! Чтоб никого вокруг! - вдруг заявило большое незнакомое существо. На хамелеона упала тень и что-то огромное стало стремительно приближаться сверху.
Не-е-е-т! - закричал хамелеон! Он успел стать оранжевым, красным, зеленым и даже желтым в черную полосочку, а затем кто-то огромный сел на диван.
Что за? - удивленно спросило оно, доставая из под себя что-то маленькое, непонятного окраса, будто кто-то разбил жидко кристаллический экран и с глазами в разные стороны. Большое существо брезгливо открыло окно и выбросило хамелеона в сад.
Он очнулся от того, что какая-то маленькая птичка клевала его хвост, ставший красным, видимо приняв его за червячка. Хамелеон прогнал пернатое, показав язык и попытался оглядеться. Правый глаз смотрел вправо и вверх, левый влево и вниз. "Могло быть и хуже" - печально подумал хамелеон, становясь цвета земли, но тут же испугался и стал ярко зеленым. Лучше быть заметным, на всякий случай! - подумал он и пополз на свежий газон.

36,9, симулянт! Сын попытался застонать и схватился за лоб, но был безжалостно подвергнут щекотке и головная боль сразу прошла! В общем, спокойной всем ночи!

Порка

-Он не слушается! - в голосе мамы слышались слезы, от чего папа начал нервничать — Он совершенно не слушается! Не хочет читать, считать, говорит гадости! Я поставила его в угол, а он и там ворчит на меня!
-Я приеду с работы и разберусь! Скажи ему, что я его выпорю! Я его научу, как с мамой разговаривать надо! - папа говорил грозным голосом, чтобы мама перестала плакать и почувствовала защиту — Он у меня без игрушек на год останется! Он у меня в углу всю ночь на коленках стоять будет!
-Ой ой, не надо так! - заволновалась мама, наспех в уме упрекнув всех мужчин в скудоумии, порывистости и необоснованной агрессии — Просто объясни ему, что так себя вести нельзя!
-Ну нет! Мать, это святой человек! Все, хватит жалеть! - на том папа бросил трубку и закусил губу.
Наказывать ребенка совершенно не хотелось. Хотелось обнять, расцеловать, рассказать сказку или поиграть вместе в машинки. Ну подумаешь, наговорил чего-то? Он еще маленький, просто не понимает, что обидно, а что нет. Сами виноваты, что не объяснили, а теперь его наказывать за свои же промахи? Но надо. Мама же не поймет, если я его с порога обнимать брошусь. И воспитательный момент опять же. Папа не добрый, папа справедливый. Папа защищает маму, подает пример.
Всю дорогу до дома, ему было очень грустно. Представить себя с ремнем в руке, замахивающемся на вот это чудо, что так сладко сопело, прижавшись к плечу, так заразительно и заливисто смеющееся над мультиками и дедушкиными «ирландскими танцами» не получалось. Неужели у мамы не хватило ума самой разобраться? Она о подумала о его чувствах? Хотя, что взять с женщин, сначала наговорят, потом думают о последствиях.
Мама сидела на стульчике посреди комнаты, зажав телефон в руке, будто пытаясь задушить его, чтобы не дать ее словам долететь до отца, удавить этот злосчастный разговор. Ребенок только то попросил у нее прощения, терпеливо дожидаясь, пока она нажалуется папе. Бедный малыш! Зачем она позвонила отцу? Он же мужчина, сердце и мозги включаются только после того, как что-то натворят! Как его остановить?! Позвонить и упрашивать успокоиться. Он скажет, что она, как любая женщина, слишком жалостлива. Встретить на пороге и заплакать, упросить, умолить! Откуда в мужчинах столько жестокости?! Это же его ребенок!
Папа стоял перед дверью в квартиру и не решался ее открыть. Ком в горле, жалость к себе и ребенку, злость на жену и любовь к ней, глупой женщине! «Наорать, отправить спать, уйти в душ и рвать на голове волосы!» - повторял он сам себе нехитрый план действий.
Ключ повернулся.
-Пожалуйста, не надо!
-Не буду!
-Не надо!
-Не буду! - шептали, вцепившись на пороге друг другу мама с папой.
-Ура! Папа приехал!
Колени у папы подкосились. Ребенок бросился ему на шею.
Возле кроватки со спящим чадом разыгрывалась немая сцена. Мама с папой, еще не отошедшие от чудом не разыгравшегося кошмара, держались за руки и лили слезы, глядя на мирно спящего ребенка. Тот заворочался и из под одеяла показалась пяточка. Родители по очереди погладили ножку и поправили одеяло. Они еще долго сидели обнявшись, возле кроватки, а ребенок видел сны и тихонько посапывал.